?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Освобожденная журналистка Мария Варфоломеева рассказала о пытке террористов ЛНР под названием «звони
nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро
nacburo

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

rus_gorlovka_ad1

Украинская журналистка Мария Варфоломеева, освобожденная 3 марта 2016 года из плена террористов ЛНР, рассказала о об условиях нахождения там и применении к пленным пыток.

Об этом она сказала в интервью журналистам, сообщает Национальное бюро расследований Украины.

Журналистка отметила, что сначала со стороны боевиков «МВД ЛНР» были тяжелые допросы и моральный прессинг.

«Пистолет к голове, к коленке, огромные мужики кричали, что покалечат… Не стреляли. Но угрозы с пистолетом были очень реалистичны. Орали, что руку сломают, показывали включенный шокер, мол, пытать будем. Говорили: „Была бы ты здоровая, тебя бы не жалко было бить, а так хрупкая девушка, жалко“. Спасибо родителям, так сказать, что я девочка», — сказала Варфоломеева.

Журналистка при этом отметила, что в так называемом «Министерстве госбезопасности» все происходит более «благородно».

«Сначала „ты, тварь, жителей убивала, мразь“, и тому подобное. Но потом приходится узнавать друг друга, уже не по мифам и слухам, меняется отношения. В какие-то моменты им было меня жаль, мне так кажется. Когда сорвался один обмен, второй, они мне говорили : „Маш, не переживай, все нормально будет, держись“. Правильных слов не могли найти, но старались, как ни странно… В „МВД“ никого не допрашивали, в „МГБ“ мне рассказывал мой следователь, что „у нас в МГБ не бьют людей“. Но те, кто уходил на допросы, возвращались с поломанными ребрами, гематомами. Просто „очень скользкие коридоры, люди там падают“. Человек возвращался весь черный, в гематомах. На уши вешали динамомашину, клеммы. Это называется у них „звонить Обаме“, током пытают», — рассказала журналистка.

Варфоломеева призналась, что ей запомнился человек, который перевозил бабушек и помогал им оформлять пенсию.

«Но его обвинили в том, что он помогал “Айдару” Он сказал, что подпишет все, что угодно, если будут пытать. Дождались момента, когда человек уже был готов на все, отказался от машины, и отпустили. В одних шлепанцах, зимой — он в них в августе пришел. Так и пошел в шлепках в Старобельск, пешком», — сказала журналистка.



Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.