?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
На смерть Бориса Немцова
nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро
nacburo

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

В Москве убили Бориса Немцова.

В Москве убили Бориса Немцова.

 

Одно из самых ярких телевизионных воспоминаний 90-х – эфир телепередачи “Один на Один” во время которого Жириновский облил Немцова апельсиновым соком. Многие тогда, конечно же, симпатизировали Жириновскому: он был смешнее, активнее и деятельнее своего соперника. Немцов всё чаще появлялся на телевидении. Карьера молодого политика пошла вверх, и вот он уже стал первым вице-премьером. Его даже прочили на место преемника Ельцина. Но потом что-то пошло не так: приключился кризис 1998 и облажавшаяся команда Кириенко покинула большую политику. Кто-то временно, кто-то навсегда. Потом у Немцова был ультралиберальный “Союз Правых Сил”, поддержавший Путина на президентских выборах 2000-го года. Из команды “молодых демократов”, обещавших в России “жизнь как в Европе” более-менее заметным в политике остался один лишь Немцов, хоть и ушел из первого эшелона. Остальные либо сидят на незаметных (хоть и прибыльных) административных должностях, либо вообще покинули политику.

В последние годы Немцов был одним из главных публичных лидеров оппозиции. Оппозиции, которая в 2011—2012, когда свержение власти было вполне реальной перспективой, предпочла стабильность риску, испугалась крови, репрессий и жертв. За Немцовым шли люди, которые боялись слова революция. Да не то, чтобы боялись, они просто не хотели. Они не хотели убивать ОМОНовцев. Они вообще не хотели никого убивать, в них было раздражение и недовольство, но никак не ненависть. Они не хотели подвешивать Путина и Кабаеву вниз головой, а на тех, кто высказал бы такую идею, посмотрели бы как на безумцев. Они не хотели горящих храмов, в которых ковалась идеология путинизма, они хотели, чтобы в храмах было можно танцевать. Они не хотели разрушения. Они просто хотели чуть больше свободы и справедливости, они хотели праздника и хорошего настроения. И Немцов тоже ни в коем случае не хотел крови и хаоса. Наверное, покойный действительно был бы не прочь сделать Россию более свободным и справедливым местом, в согласии со своими либеральными представлениями о свободе и справедливости. Не исключено, что он хотел вернуть себе утраченный в 90-х шанс, занять то место, с которого его оттеснил ушлый чекист. Но проливать ради этого кровь, чужую или свою, не планировал. К нему относились соответственно – в тюрьму за протесты 2012 года пошли другие люди, Борис Немцов оставался хоть и опальным, но респектабельным политическим игроком.

Его убийство символически подвело черту под 90-ми. Глупая и бессмысленная смерть Немцова приблизила свержение режима Путина сильнее, чем вся публичная политическая деятельность последних лет. Немцов мёртв и нет больше противостояния между готовыми к насилию “чекистами” и “старыми либералами”, которые стали беззащитны, лишившись влияния на государственный аппарат. Чекисты заигрались во власть и убили удобного противника, с которым могли бы бороться ещё несколько лет.

Но Немцов мёртв. Часть его сторонников и попутчиков в ужасе разбежится, покинет страну, навсегда забудет о политике. А часть, небольшая, но как раз ценная для будущих событий, напротив, ожесточится, окончательно поняв, что никакого протестного карнавала не будет. А будет бойня: или они, или их. И на место недовольства и раздражения придет ненависть, настоящая ненависть, когда уже не столь важно, получишь ты пулю или нет, а главное – добраться до глотки врага и почувствовать его кровь на вкус. Когда лозунги о свободе и демократии сменятся другим, единственным искренним лозунгом: “сдохните, мрази”. На самом деле, путинскому режиму сейчас надо надеяться на то, что его уничтожит давление Запада, быстро и почти бескровно. Потому что в противном случае он всё равно будет обречен. Байкеры, казаки, православные хоругвеносцы, весь этот ликующий Антимайдан, самоуверенные менты и работники центра “Э”, чиновники и ФСБшники начнут умирать. От пули, от ножа или бомбы. Кто-то просто, а кто-то жестоко и затейливо. По одиночке или массово. У себя в квартирах, на рабочих местах, в храмах и в мечетях. Главное только начать и маховик раскрутится сам собой – кого никогда не бил полицейский? Не разорял чиновник? Не грабил или кидал за решетку судья? Некоторых просто будут разрывать на части толпой, заживо разбирая их на сувениры. Вы думаете, что апатичная серая масса, все эти 84%, будут защищать Путина? Апатичная серая масса пойдет за сильными. А тот, кто искренне ненавидит всегда обладает силой.

После начала вторжения в Украину стало ясно, что Путин рано или поздно сядет в тюрьму. А теперь ясно, что Путин умрёт. Умрёт страшно, как Муссолини или Каддафи. В его смерти не будет достоинства, а лишь унижение и боль, которые снимут на тысячи камер и в прямом эфире протранслируют в интернет. И его дочери умрут. И его друзья умрут. И мухи будут откладывать личинки в их выставленных на всеобщее обозрение внутренностях, а 84% людей будут смотреть на это тошнотворное зрелище и искренне радоваться, примерно так же, как они радовались Поясу Богородицы и сочинской Олимпиаде.

Национальный лидер в окружении народа

Национальный лидер в окружении народа

 

Екатерина Носик, Национальное бюро расследований Украины



Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.