?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Почему генпрокурор Ярема крышует Игоря Чекасского из Госфинмониторинга
nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро
nacburo

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Cherkaskyi-Igor1Ни для кого не будет секретом, что прокуратура в нашей стране не может быть на стороне каких-либо телодвижений структур, имеющих дело с государственными и не только финансами. Другое дело, когда это касается Государственной службы финансового мониторинга, руководить которой назначили вновь человека, имеющего связи с генеральным прокурором Виталием Яремой с времён «лихих 90-х».

Что это такое и почему оно не выполняет должным образом свои функции?

Курировать финансовую разведку страны – Госфинмониторинг, 1 марта 2014 года снова было поручено Черкасскому Игорю Борисовичу. Если вы думаете, что структура занимается расследованием дел, связанными с грязными деньгами, — то будете правы. Только лишь с одной поправкой: этот орган исполнительной власти владеет информацией о подозрительных движениях денег в банках Украины, поскольку сам выставляет своих агентов практически в каждом из них. Такие агенты передают ему нужные материалы из банка, и если руководство сочтет нужным – оно передаст их правоохранительным органам.

Госфинмониторинг, казалось бы, с лёгкостью должен был взяться за оффшорные компании Януковича и Ко, которые владеют депозитными счетами и счетами в ценных бумагах, открытыми в ряде украинских банках. В июне в ведомстве даже заявили, что добились блокирования денежных средств этих компаний только за две недели своей работы на сумму 77, 22 млн долл. В Генпрокуратуру были переданы материалы относительно финансовых операций таких компаний, которые  перечислили средства на общую сумму 1,36 млрд долл. и разместили на счета в банках Украины.

Но, как известно, ход дальнейшего «расследования финансовых махинаций» в ГПУ представителей прошлой власти «канул в лето», причем, какие бы материалы не предоставлял госфимониторинг, у прокуратуры нет юридических оснований для дальнейших действий.  Более того, счета опальных младо- и староолигархов вроде как заблокировали, но бизнес-активы обеспеченных беглецов  продолжают почему-то работать и дальше (к примеру ВЕТЭК-медиа). А в финразведке то ли шутят, то ли серьёзно считают, что мониторинг – это сугубо мониторинг, подсчеты, рекомендации, «красиво цифру нарисовать» и отдать кому надо. Всё.

«Это наше общее дело и мы за него в ответе»

Как Черкасский может быть связан с нынешним  генпрокурором Виталием Яремой? Игорь Борисович — совсем не бедный человек. Считать и «мониторить» деньги его приучил не только отец — вышедший из подполья криминальный авторитет, но и его ловкость и напористость в лихие 90-е. Тогда Игорь Черкасский обеспечивал киевскую братву дорогими иномарками, которые перегонялись сюда людьми в военных погонах, а заодно, и уворованным с военных складов оружием. Все действия крышевала хорошо известная далеко за пределами Киева ОПГ Авдышева, в которой он и состоял. Потом Черкасский работал под Игорем Фадеевым по кличке «Москва».

В то время (а это 1993 г.) начальником киевского УБОПа был ни кто иной, как нынешний гепрокурор Виталий Ярема, который волею не волею, но был также связан с бандой Виктора Авдышева. Связь эта касалось того, что Ярема, как человек, имеющий деловые отношения с ОПГ (и не только этой), помог тому самому Фадееву, с помощью Авдышева, посадить на 8 лет другого бандита  — Игоря Ткаченко, более известного как «Череп». Также Ярема, используя служебное положение, «крышевал» один из бизнесов Авдышева за рубежом, предоставляя ему беспрепятственное передвижение.

Лихие 90-е в Киеве продолжили бить ключом и после тюремного заключения «Черепа». С подачи легкой руки начальника УБОПа Яремы и его вечного и верного наставника Петра Опанасенко, Игорь «Москва» создаёт ещё одну группировку под названием «Центр», численным составом бандитов и ментов примерно 50 на 50. Потом, правда, «Москву» грозились посадить, но суд вынес оправдательный приговор (связи Яремы). Зато подчиненный Яремы — сотрудник угрозыска  Равинович, занимавшийся этим делом, неожиданно повесился. Но это уже другая история.

Итак, и Черкасский, и Ярема в 90-х работали на одни и те же ОПГ, а значит, были «в доле»: каждому по кусочку от большого пирога творящегося беспредела.

В 2000-х годах, когда Черкасский был экс-замглавы госуправления делами президента Игоря Бакая, через него решались сомнительные, с точки зрения законности, земельные и квартирные вопросы. Он был инициатором и куратором так называемого «бархатного строительного беспредела» в Киеве, реализуемого под эгидой ДУС. К этому же беспределу имел прямое отношение и Ярема, ибо должность позволяла. Ну а потом, оба же «героя» — однопартийцы, спросить о крыше в виде партийного билета «БЮТ» тогда было очень даже солидно.

Чему бы  жизнь нас не учила, а мы снова ставим ей вопрос

И тот и тот персонаж, когда «заходили» на свои должности уже в 2014 году, были заявлены новой властью как те, кто будут бороться с коррупцией, имея соответствующий опыт и навыки. Если брать за критерий качества работы того или иного чиновника опыт – то, конечно же, как Черкасский, так и Ярема, начиная с 90-х годов, активно «борются» с преступными капиталами и коррупцией в своих сферах, что позволяет им продолжать это делать, только уже в статусе намного выше- государственном. Если брать за условие – навыки, то эти люди, как никто другой, знают как себя вести в преступной среде, как договариваться с чиновниками и как протаптывать себе дорогу в высших эшелонах власти.

Потому хочем задать три вопроса:

— почему выявлять в финансовых операциях признаки использования доходов, полученных преступных путем и останавливать финансовую деятельность провинившихся субъектов финмониторинга в очередной раз ставят человека, имеющего криминальное прошлое? Вопрос о привлечении его к ответственности со стороны прокуратуры, учитывая связи с Яремой, понятное дело, отпадает.

— может ли Госфинмонторинг, владея информацией, которая содержит банковскую или коммерческую тайну от всех украинских организаций независимо от формы собственности, передавать в ГПУ только нужные ей цифры (касается и счетов депозитов Януковича и Ко), не называя реальные, позволяя использовать их в корыстных целях? Может быть, поэтому, Генпрокуратура до сих пор не может найти точные суммы «украденных у народа денег»?

— как долго власть будет позволять существовать «финансовой ОПГ» Игоря Черкасского, имеющей такую «крышу» в лице генпрокурора Виталия Яремы?

Альбина Лысова, Национальное бюро расследований Украины



Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.