?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Станет ли тимошенковец Шепелев вторым Лозинским?
nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро
nacburo

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Schepelev4Пока отпущенный и водворенный обратно в колонию экс-депутат из БЮТа Виктор Лозинский дожидается решения апелляционного суда, в Украине назревает новый скандал, связанный с медицинскими экспертизами.

На прошлой неделе и.о. генпрокурора Олег Махницкий отмечал, что есть еще один подозреваемый в особо тяжких преступлениях, который делает все, чтобы избежать ответственности.

Как стало известно журналистам речь идет также о бывшем народном депутате Александре Шепелеве (прошел по списку БЮТ), который сейчас пытается вырваться из СИЗО, собирая справки о тяжелых болезнях. Уже даже подано ходатайство о его освобождении из-под стражи.

Может ли повториться история с Лозинским?

Справки вместо апелляции

Дело Шепелева в свое время приобрело резонанс не только в Украине, но и за ее пределами, поскольку связано оно со скандальным банком «Родовид». Экс-нардепу инкриминируют хищение 300 миллионов гривен из банка, легализацию преступных доходов, служебный подлог, а также покушение на убийство бывшего вице-президента «Родовида» Сергея Дядечко (март 2012 года). К этому следует добавить подозрение в организации убийства руководителя «АвтоКразБанка» Сергея Кириченко (январь 2003 года), и список статей УК получится более чем внушительный.

Скрываясь от ответственности, Шепелев, как и Лозинский, бежал из Украины, и в январе 2013-го был объявлен в международный розыск. Но в отличие от Лозинского сдаваться добровольно не собирался. В июле прошлого года Интерпол задержал его в Венгрии, а в марте нынешнего Шепелева экстрадировали на родину. Два суда — столичный Печерский и Ворошиловский суд Донецка постановили содержать подозреваемого под стражей в Лукьяновском СИЗО.

По устоявшейся практике адвокаты арестованного подают апелляцию, пытаясь смягчить меру пресечения. Но защитники Шепелева пошли другим путем — стали собирать медицинские справки.

Эта схема давно и успешно отработана в Украине, так как в медицинских экспертизах у нас царит вольная вольница.

— Закон предполагает, что медэкспертизы должны проводить специалисты бюро Минздрава. Но он же не запрещает привлекать к ним врачей обычных клиник, частных докторов, — говорит адвокат Виктор Долгополов. — Эксперты фактически избавлены от контроля и, как правило, слушают сторону заказчика. По принципу: «Что, говорите, болит? Вот это мы вам и напишем». Опровергнуть мнение одних экспертов могут только другие эксперты, но такой состязательности заинтересованная сторона старается избегать. Достаточно вспомнить бывшего ректора Налогового университета в Ирпене Петра Мельника, которому после «крайне необходимой» операции на сердце хватило сил, чтобы сбросить электронный браслет и пересечь несколько границ, удирая из Украины. К своему подорванному здоровью в разное время апеллировали, пытаясь вырваться на волю, бывший министр транспорта Николай Рудьковский, судья-колядник Игорь Зварич и Андрей Слисарчук — «доктор Пи».

Срочно! Требуется операция!

Защита Шепелева активизировалась, когда до окончания определенного судом срока заключения оставался примерно месяц. 25 апреля 2014 года в Генпрокуратуру были поданы документы о том, что бывшему народному депутату требуется срочная госпитализация. И не куда-нибудь, а исключительно в Институт нейрохирургии Академии меднаук Украины. Диагностированный у Шепелева остеохондроз больше нигде не излечивается — такое заключение дал доктор Цимбалюк, решивший, что больному требуется срочная операция на одном из отделов позвоночника.

Тогда же в ГПУ передали еще одно врачебное заключение — доктора Козачук, которая нашла у Шепелева рассеянный склероз и также приписала немедленную госпитализацию. Таким образом, у подозреваемого оказалось два тяжелых диагноза, и оставалось только выбрать, какую болезнь лечить первой, а какую — второй.

Терзаясь сомнениями, 26 апреля следствие решило создать специальную медицинскую комиссию для комплексного обследования заключенного. В ее состав вошли такие авторитетные врачи, как Евгений Педаченко — главный нейрохирург Минздрава, Юрий Сиренко — завотделением в Институте кардиологии им. Стражеско, Татьяна Мищенко — завотделением сосудистой патологии головного мозга Института клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии. Но от судебно-медицинской экспертизы подозреваемый отказывается.

Состояние Шепелева изучают в Институте нейрохирургии. А буквально через неделю после обследования, 6 июня, его организм выкидывает новый номер и загоняет своего хозяина в Больницу скорой медицинской помощи с гипертоническим кризом. Это вроде не очень страшно, но только так кажется. Потому что после осмотра врачи БСМП С. Комарницкий и О. Трофанчук диагностируют куда более опасное заболевание — вирусный энцефалит и кладут пациента в специализированное отделение стационара.

Доступ к больному вновь созданной экспертной комиссии МОЗ закрыт — Шепелев вторично отказывается от обследования у светил медицины. Но даже по тем документам, которые имеются у комиссии, завкафедрой инфекционных заболеваний Киевского медуниверситета им. Богомольца Ольга Голубовская энцефалит категорически опровергла.

Хворей целый букет

А в БСМП и не спорили. Сразу после отъезда комиссии врачи пришли к новым выводам: Шепелеву сначала записывают гипертоническую болезнь, потом отек легких. 12 июня от таких диагнозов снова отказываются и возвращаются к гипертоническому кризу, прибавляя уже известный нам остеохондроз, радикулярный и болевой синдром, ангиопатию сетчатки глаза и рассеянный склероз.

С такими болячками в Украине живет едва ли не каждый второй, но когда такие грозные названия собраны в одном комплекте документов, это выглядит внушительно. И вполне может впечатлить как следователей, так и судей. На последних, как мы могли сами убедиться на примере Лозинского, медицинские термины действуют гипнотически. Но прокуроры, опять же на примере депутата-охотника, менее подвластны эмоциям. Изучая букет хворей Лозинского, глава ГПУ Олег Махницкий выразил предположение, что их попросту сфальсифицировали. К такому же выводу, возможно, придут те, кто будет изучать историю болезни Шепелева.

Кому нары тюремные, а кому — VIP-палата

Не секрет, что в Лукьяновском СИЗО находятся много больных и даже тяжело больных заключенных. Но большинство довольствуются услугами местной санчасти, тогда как у VIP-сидельцев другие возможности. По словам главы пенитенциарной службы Украины Сергея Старенького, из тюремных стен Шепелева вывезли в больницу, поскольку медперсонал СИЗО не мог определить состояние его здоровья. Получается, врачи следственного изолятора настолько не компетентны, что не могли измерить давление и обнаружить криз? Тем более что для подстраховки тюремных медиков была создана квалифицированная комиссия МОЗ и Бюро судмедэкспертизы. Но Шепелев предпочел врачей вне тюремных стен. У руководства пенитенциарной службы и СИЗО возражений не было. Почему? С этим пусть разбираются компетентные органы.

Нас интересует другой вопрос — этический. Отказываясь от комментариев журналистам, все медики ссылались на святость врачебной тайны. Но все тайное рано или поздно становится явным. Совершенно очевидно, что калейдоскоп диагнозов для VIP-заключенного преследовал в первую очередь цель удержать его вне стен СИЗО (оба суда — в Киеве и Донецке продлили срок заключения еще на два месяца) и только во вторую, если не в третью — оказать больному человеку помощь.

Сейчас Александр Шепелев находится в следственном изоляторе, как того и требует тяжесть предъявленных ему подозрений. В Генпрокуратуре обещают, что инцидент с Лозинским больше не повторится. А в Минюсте грозят уголовным преследованием судьям (от 5 до 8 лет, между прочим), которые будут пытаться манипулировать диагнозами, чтобы освободить от наказания тех, кто его заслужил. После Евромайдана общество требует от власти, чтобы каждое преступление было расследовано и предано суду. И это справедливо. Иначе богачи и дальше будут получать лицензии на убийства с помощью фиктивных медицинских справок.

Виктория Флеридова, Национальное бюро расследований Украины



Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.