February 21st, 2015

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Куму Януковича повернули вилучені $1 млн 717 тис. Прокуратура не подала апеляцію

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Prisazhnuk-Mikola7

 

Печерського суду повернув вилучені кошти екс-міністру аграрної політики і продовольства, куму Януковича Миколі  Присяжнюку.

Про це в ефірі програми «Шустер. Live» заявив нардеп Дмитро Добродомов, повідомляє sprotiv.org.

За словами нардепа, екс-міністр отримав 1 млн 717 тис дол.

«Рішення ухвалив суддя Печерського суду Підпалий, який свого часу знімав арешти з рахунків Арбузова. Прокуратура не подала апеляцію», — повідомив Д.Добродомов.

Також, за його словами, 12 вересня 2014 року квартиру сина екс-генпрокурора Артема Пшонки переоформили на іншу людину.

Депутат наголосив, що вже скерував у відповідні органи депутатський запит, для з’ясування місця знаходження вилучених ціностей з Межигір’я, будинку Пшонки та інших високопосадовців.

Нагадаємо, що засновником партії регіонів є Петро Порошенко.

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

В плену у рашистов. 6 фото из ада. 18+

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

polon-u-rus4-500x332

 

 

Пленные украинские военные месяцами ожидают своего освобождения. Бойцы вынуждены жить в ужасных условиях и терпеть ежедневные издевательства рашистов.

Труднее всего приходится раненным солдатам. Спят военные на узких и жестких нарах, сообщает издание «Коммерсант».

Напомним, что в Дебальцево по официальным данным попали в плен 110 бойцов.

Вместе с тем, путинские марионетки из ДНР анонсировали обмен пленными 21 февраля 2015 года.

Отметим, что согласно вторым минским договоренностям, обмен пленными должен состояться по принципу «всех на всех», сообщает sprotiv.org.

Ранее Национальное бюро расследований Украины сообщало о фактах пыток и издевательств над украинскими солдатами, например,членовредительстве половых органов.

Также публиковались фото тел военнопленных украинцев в донецком аэропорту, со связанными перед расстрелом руками.

polon-u-rus6-500x318

polon-u-rus1-500x328

polon-u-rus5-500x352

polon-u-rus2-500x321

polon-u-rus3

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Муженко — колишній депутат Житомирської облради від партії регіонів

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Muzhenko-Viktor1

 

Віктор Муженко народився у Виступовичах Овруцького району. Був депутатом Житомирської обласної ради від партії регіонів. І саме з рук її «нєсмєннава лідєра» Віктора Януковича отримав звання генерал-лейтенанта.

За які саме заслуги у серпні 2014 року Муженко удостоївся такої високої «честі» — історія замовчує. Ще більше таємниць приховує призначення його на посаду начальника Генерального штабу Збройних Сил України.

Факт лишається фактом. От тільки навряд чи простий українець збагне логіку дій Порошенка. Відставка Геннадія Воробйова з мотивів люстрації була, а ось Муженка — керівника Генштабу ще з часів Януковича і депутата від регіоналів — ні. Якась вибіркова люстрація, чи не так?

Нагадаємо, що засновником партії регіонів є Петро Порошенко, повідомляє  Національне бюро розслідувань України.

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Хотели по-новому? У Межигорья и «хонки» Януковича появился новый владелец

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Межигір'я з повітря. Фото журналу "Кореспондент"

Арест и запрет отчуждения до сих пор не наложен на так называемую «хонку», дом Виктора Януковича, как и на большинство имущественного комплекса резиденции Межигорье, следует из свежих данных Единого реестра запретов отчуждения объектов недвижимого имущества.

Собственность компании «Танталит» по адресу Новые Петровцы, улица Ивана Франко, 19 не обременено запретом отчуждения, передает «Радио Свобода».

Именно на эту компанию было оформлено большинство объектов имущественного комплекса Межигорье, включительно с основным домом «хонка», где жил Янукович.

Арест наложен только на то имущество в Межигорье, которое было прямо оформлено на бывшего президента — а это меньший дом, который Янукович демонстрировал журналистам в 2012 году вместо «хонки». У него и адрес другой — Новые Петровцы, ул. Ивана Франко, 20.

При этом компания, на которую оформлено Межигорье, за год успела сменить своих учредителей. Так, народный депутат Сергей Клюев продал свою долю в компании «Танталит» самой компании «Танталит» (99,97%) и юристу и новому директору этой фирмы Александру Приймаку (00,03% собственности).

Журналисты разыскали нового фактически единственного владельца Межигорья Александра Приймака, но он отказался отвечать на любые вопросы.

Заместитель генерального прокурора Алексей Баганец рассказал, что Сергей Клюев не был привлечен к ответственности до того, как он переоформил свою долю в ООО «Танталит», потому что «учредитель предприятия не является субъектом должностного преступления».

«Он официально не был ни директором предприятия, ни бухгалтером. Да, все говорили, что это аффилировано с его предприятием, которое ему принадлежит. Но там, извините, был директор как должностное лицо, которое должно нести ответственность за совершение служебных преступлений. А учредитель не является субъектом должностного преступления», — заявил чиновник.

По словам руководителя управления специальных расследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка, сами директор и бухгалтер ООО «Танталит» также не были привлечены к ответственности, потому что их не нашли.

«Эти лица отсутствуют. По результатам оперативно-розыскных мероприятий установлено, что эти лица отсутствуют на территории Украины», — сообщил Горбатюк.

Между тем возвращение Межигорья в государственную собственность было одним из требований участников Революции достоинства, сообщает sprotiv.org.

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Александр Квиташвили. Минздрав. Проигранная война

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Kvitashvili-Oleksandr2-500x250

 

Я умею проигрывать. Во время войны это очень важное умение. Когда после десяти лет отсутствия я вернулся во всё еще советский Киев, враждебный, затаившийся в страхе, я чувствовал себя победителем. Я понимал главное: я выиграл самого себя! В карцерах и голодовках протеста я сказал собственной стране, воевавшей против меня: «Я – твой враг, действительно твой враг, потому что я знаю смысл слов «человеческое достоинство!».

Почти вся моя молодость прошла на войне. Рядом со мною продолжали свой бесконечный бой за человеческое достоинство старики-бандеровцы и балтийские «лесные братья», досиживавшие в советских тюрьмах и лагерях 25-летние сроки наказания. Они, именно они, научили меня уверенности в своей внутренней свободе.

Советская империя распалась. Как прогнившая в неизлечимой болезни ткань, неспособная к регенерации. Прежде научившись сопротивляться злу, открыто ненавидеть его, я решил освоить новую для себя профессию строителя. Не в профессиональной политике, не в карьерном росте в так называемой медицинской науке. Более двадцати лет я строил, складывал кирпичи, замешивал скрепляющий раствор… И вот совсем недавно осознал: я продолжаю воевать! Уже с другим государством, моим по определению. Так мне казалось: моим.

Моя война продолжается. Подлая, мерзкая война прошлого с будущим. Где враг – избранный мною президент, избранный мною депутат-законодатель. Грязные, неумные, но очень хитрые и жадные они растоптали мою мечту. Уже – растоптали, я это вижу по министерству здравоохранения. Тысячеголовая гидра неэффективного, дорогостоящего монстра, последовательно убивающая зерна здравого смысла и целесообразности. Я с нарастающим отвращением наблюдаю, как распадается система общественного здравоохранения в стране, а приглашенный в должность министр обещает невиданные услады всем нам. Первая, главная услада из обещанных – приватизация медицинских учреждений. С ужасом представляю я, как произойдет эта чудовищная приватизация по-украински и чем закончится. С тоскою наблюдаю, как честные и профессиональные медицинские чиновники (они есть, и их немало!) надевают маски послушных недоумков, поскольку начальством им поставили амбициозных и упрямых разрушителей.

Я пытался достучаться. Гласно и негласно. Министр не слышит. Ничего не слышит. Не знающий украинского языка высокий чиновник, он лихо подписывает документы, создавая патовые ситуации в системе. Не зная реалий украинской системы (а она резко отличается от привычной ему грузинской), он окружил себя угодливой сворой шептунов-советников, преследующих исключительно свои личные цели материального свойства.

Моя война продолжается. Желая быть услышанным, я всё чаще говорю вслух то, за что отстреливают на улицах. От отчаяния, совсем не из-за суицидальных намерений. Таковы условия моей личной войны. Я знаю: я никогда не выиграю. Что ж, я умею проигрывать. В молодости отголодав 114 дней и ночей с принудительным кормлением через зонд, я не сумел убедить правовую машину тоталитарного СССР быть гуманнее и справедливее.

Сегодня я знаю: никогда не живший в Украине грузинский «варяг» по своим навыкам ближе высшим чиновникам моей страны, нежели я, вечно требующий и обличающий.
Я устал воевать. Устал быть Дон-Кихотом. Говорить вслух общеизвестные факты. Пора признаться, в первую очередь, самому себе: всё, что я делал, оказалось напрасным. В этой стране всегда побеждает всемогущий советский Аппарат, наглый, жестокий, жадный. И ещё: жертвы на Майдане напрасны, как напрасны смерти моих сограждан на востоке Украины. Как были напрасными преждевременные тюремные смерти моих друзей Васыля Стуса, Валерия Марченко и многих других.

Я не смог помочь моей стране научиться жить в свободе. И я очень устал. Все чаще и чаще думаю, что пора прекратить свою личную войну с Аппаратом. Именно так, личную войну, не поддержанную моими соотечественниками. Но я умею проигрывать. Поэтому я уйду непобежденным и сейчас, в 2015 году. Я подготовлю Обращение к своим западным друзьям, их правительствам, к международным фондам, аккредитованным в моей стране посольствам. И просить всех их я буду лишь об одном: прекратить любую финансовую и иную материальную помощь министерству здравоохранения Украины. По причине её, помощи, бессмысленности. В конце концов, они помогают нам не деньгами из собственного кармана, они укрепляют украинскую коррупцию средствами своих налогоплательщиков. Продолжение такого – безнравственно.

Не уеду из Украины. Здесь мои живые и мои мертвые. Я останусь с ними. Будет много свободного времени для воспоминаний, где ещё живы и общаются со мной Иван Свитлычный, Валера Марченко, Степан Мамчур, Дмитро Басараб. Там, в прошлом, они еще не знают ничего о низости и подлости тех, кто вооружится их именами и их мечтой. Такой будет моя победа. Моя личная победа. А потом, Там, я смогу искренне сказать Всевышнему: «Я старался, долго и усердно старался. Меня не услышали».

Семен Глузман, врач, член коллегии Государственной пенитенциарной службы Украины

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

«Киборг» наоборот – это «гробик», — исповедь защитника Украины о героизме друзей в Донецком аэропорт

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

kiborgi-Don-aeroport1-500x375

 

С «киборгом» под позывным «Красный» мы познакомились во львовском  военном госпитале. «А почему у вас такой позывной странный?» – поинтересовались. «Ну, я ж красивый и, по жизни, оптимист», – ответил «Красный».

В следующий раз встретились через неделю в кафе. Это был уже совсем другой человек – с тростью, уставший и задерганный. «Война не отпускает, контузия, постоянно  болит голова. Вы думаете,  нас лечили? Дырки заштопали и все», – сказал он.

В  середине 90-ых Иван служил в штурмовом взводе спецназа МВД, затем долгое время работал таксистом, после первого неудачного брака женился во второй раз. Растит сына и дочь.

«Я атаковал военкомат, чтобы меня взяли служить»

«Когда начались боевые действия на Донбассе, я, буквально, начал атаковать военкомат и всевозможные добровольческие батальоны. И только в августе „выбил“ себе повестку. В военкомате очень удивлялись, как это „сам хочу“. Но я не на войну хотел. Просто, не мог  и в мыслях допустить, что сюда посмеют  зайти  какие-то боевики или российские войска. Понимаете, моя бабушка из Кубани, но всю жизнь говорила на украинском языке. И я – украинец. И мои дети. Вот и вся мотивация. Меня взяли в 80-аэромобильную бригаду, а потом назначили командиром десантного отделения», – вспоминает солдат.

Четыре месяца, по словам  37-летнего бойца, десантники  тренировались на Яворовском полигоне. Форму выдала армия, но через два месяца она расползлась на клочья. С остальным помогли волонтеры. Один комплект формы Иван сохранил еще со  времен срочной службы.

Затем львовских бойцов  на полтора месяца перекинули в Константиновку Донецкой области, что в 60 км от областного центра. По сравнению с донецким аэропортом там была райская благодать: наряд, караул, тихий час. Отношения с местным населением складывались «50/50».

А в декабре прошлого года ребят перекинули в Пески, что в трех километрах  от аэропорта.  Еще  у военного был пес.  Прибился в Константиновке. Помесь стаффорда и мастино. Сначала его Барсом называли, потом Барсиком. Огромный был,  мне – по пояс.  Тушенку возле солдат всегда кушал,  но в аэропорт его взять не рискнули.

Знакомство со смертью

«Шестого января, как раз на „святую вечерю“ убили заместителя  командира роты Терещенко, 57-лет, из Одесской области, мы его звали Григорьевич», – вспоминает боец.  Поздно вечером по рации  военные услышали шум танковых моторов,  вышли на позицию, легли в кювет у дороги, сначала пустили световую ракету, затем сделали выстрел из гранатомета, за ним – второй.

«А так нельзя. После первого надо было уходить. Дистанция от вражеских позиций составляла не больше 600 метров. Когда стреляет СПГ – идет очень сильная вспышка, нас засветили и снайпер попал Григорьевичу под бронник.  Я сразу даже и не понял что случилось. Тянул его до укрытия. Но он не выжил. Да, мы тогда спалили два вражеских блиндажа. Но стоила ли человеческая жизнь того завоевания. Он был хорошим офицером. Его все уважали», – говорит он.

Второй раз  на глазах «киборга» убило молодого парня в Донецком аэропорту.  «Чуть больше 20 лет, вышел из Иловайского котла, из 74-бригады. По кличке „Малыш“.  Это была его третья ротация. Он сидел  на посту, на „Драконе“. Ему насквозь ему пробило голову», – вспоминает «Красный».

Доктор «Псих»

13 января бойцам дали приказ войти в Донецкий аэропорт.  «И мы это сделали,  средь бела дня,   нагло, никто не ожидал, ни наши, ни боевики.  Через взлетную полосу, под новый терминал, на МТ-ЛБ – это такая легкая гусеничная машина.  Нас было восемь человек, привезли с собой боекомплекты, воду, сигареты и лекарства. Еда там никому не нужна. Там нас ждали  бойцы  из 80-й и 74-й бригад», – говорит военный.

На тот момент,  все посты,  что были удержаны к 1 января,  никто не сдал. Но, потом, с южной стороны, нас начали  стрелять танки. «Там не было безопасных точек.  Круглосуточно мы  сидели на посту и следили за своим сектором.  Сектор  — это площадь,  поделенная за принципом часов. Ты, например,   следишь от 11.00 до 14.00. И так по кругу.  На секторе могло быть 3-4 человека. Во время коротких перерывов искали место, где часок поспать и, обязательно  утром, сходить в туалет, чтобы не обделаться на протяжении остального времени. Ночью это делать опасно.  Курили тоже только днем, но  по восемь  пачек сигарет в день», – делится «киборг».

Боец признается, что во время стрельбы всем страшно.  «Работает только инстинкт самосохранения. Лишний раз голову не повернешь. В карты там никто не играл. Главное было перезарядить  магазин и ждать. Мы ведь могли  стрелять только в ответ, остальное –  запрещено. Хотя, они  — из танков, а мы, в основном,  из автоматов.  Мы сутками вызывали огонь на себя,  но никакой реакции. Три-четыре выстрела из миномета и все мимо», – говорит он.

15 января 2015 года вражеские танки разбили южную сторону. «Четыре  поста  „Кондор“, „Дракон“, „Тишина“ и „Позитив“ отошли на север. Было много раненых. Меня контузило, на „Кондоре“. От смерти каска спасла,  ее  с головы потом еле  соскребли.  Наш  25-летний  доктор под позывным„Псих“ –  Игорь Зинич,  из Киевской области,  сделал мне укол,  дал таблетки, часов шесть  я лежал, пока не отпустило. Вы спрашиваете, как это – „контузия“ – это как молотом по голове. Ничего не слышишь и  не соображаешь», – вспоминает «Красный».

Zinnich-Igor-RIP1

Медик-герой Игорь Зинич

 

«Псих»  погиб, когда боевики подорвали перекрытие. «Его плитой разрубило пополам. Тело Игоря  родственники вроде,  до сих пор ищут.  А он безвыездно больше месяца продержался в аэропорту.

Когда нам расстреляли помещение, где хранились лекарства, то Игорь собрал и всех „натовские“ аптечки, от волонтеров, и продолжал работать», – рассказывает «киборг».

«Красного» из аэропорта  вывезли 18-го января. После контузии он получил еще осколочное ранение в ногу.

«Вместо воды мы грызли  лед, а лицо было черным от крови»

«Там никто не кушал. Вода замерзла, кусочек льда откусил и доволен. Когда привезли жидкую воду, мы страшно радовались. Чтобы согреться, спасались термопакетами от волонтеров – это такие химические грелки, во избежание обморожений. А мороз был до 24 градусов. Да, имелась  у нас печка-буржуйка. Но ее разжигать не могли, потому что дым шел в сторону врага и нас легко  вычислить», – вспоминает он о жизни в Донецком аэропорту.

Главная еда – это сухпаек:  тушенка, сухарики, мед, шоколад, изюм. Из средств гигиены – только влажные салфетки. «После всего, за мной в госпитале санитарки бегали, а я не понимал, что хотят,  пока не глянул в зеркало – у меня лицо было черным от крови. Рана постоянно кровоточила и  оно стекало», – говорит «Красный».

«Киборг» наоборот – это  «гробик».  Мы всегда это помнили»

«Мы знали, что нас называют „киборгами“, но  читали это слово задом наперед – „гробик“. Шутили на тему позывных. Один из наших придумала себе позывной   — Гладиатор, другой – Катана, это такой японский меч. А нам было проще их звать Радиатор и Путана. Вот и получалась по рации веселуха», – вспоминает он.

Но больше всего бойцу хотелось домой. «У нас был капеллан, Андрей, он медику помогал, я ему пообещал, если вырвусь,  то обязательно ему исповедаюсь. Потом виделись только раз,  мельком, в Днепропетровске. Мне так стыдно  стало. Еще мне волонтеры подарили  медальон со св. Николаем. Вот,  когда было страшно,  то искал его,  чтобы хоть дотронуться», – признается военный.

В особо опасные минуты «киборг» даже не думал о том, чтобы сдаваться в плен. «Граната всегда была под рукой, но я не был уверен,  что смогу выдернуть чеку. Да, самое страшное  — это плен», – говорит он.

don-aeroport1-500x265

Новый терминал защитники Украины удерживали в течение 242 дней — за этот срок они получили почетное звание киборгов и статус одних из главных героев войны с российскими оккупантами на востоке Украины.

 

 

Татьяна Самотый, Национальное бюро расследований Украины

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

«Дебальцевский плацдарм готовили к сдаче», — командир добровольчого батальйону «Київська Русь». Віде

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Debalcevo-war1

 

Командир добровольчого батальйону «Київська Русь» відразу після виходу його підрозділу з Дебальцівського котла розповів про ситуацію, яка привела до вимушеного відходу українських військ.

«Чотири грузовики 300-х стали двухсотими», — Андрій з позивним «Висота» доказово критикує генштаб і командування сектора С в бездіяльності, що дозволила зімкнутися кільцю навколо Дебальцеве і призвела до загибелі солдатів.

«Штаби жили окремо, війська — окремо», розповів командир. «В Артемівську роздавали медалі, а вони ще бігали по полям».

Про вихід українських сил з оточення комбат підсумовує: «Ця операція була спланована ініціативною групою офіцерів. Ні генштаб про це не знав, навіть командування сектора про це не знало. Тому, що якби знали генштаб і командування сектора, вони б звідти не вийшли», повідомляє Національне бюро розслідувань України.

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Война придет в Киев. Бежать или сражаться?

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Kiev-war1-500x302

 

– Есть вещи, которые пишешь специально, чтобы «накаркать». В моем случает так было, например, с колонкой на белорусский портал с названием «Янукович исчез», где я, уж простите за нескромность, фактически предсказал свержение Виктора Федоровича. Она вышла 13 декабря 2013 года. Помните несколько недель в феврале – марте, когда мы, действительно не знали, где он?

Но после оккупации Крыма и событий апреля пришлось писать о предчувствиях, которые самим фактом оформления их в слова, должны были обмануть. Так было, уже с текстом «Завтра была война» для украинского портала, вышедшим 6 мая 2014 года. В нем, анализируя нарастание и содержание «информационной» истерии в СМИ соседней сраны, утверждал, что украино-российская война неизбежна. Не сработало. Было 24 августа и диверсантов гиркиных, инструкторов и добровольцев «подкрепили» регулярными частями страны-агрессора. Перед вами вторая попытка подставить себя под будущее осмеяние. Совершенно сознательная, ибо я очень боюсь, что опять не сработает.

Так вот: в самом ближайшем будущем (весной) произойдет полномасштабное вторжение России в Украину. Целью оккупантов помимо Одессы станет Киев. И таки до него дойдут и долетят. Возможно, за обещанные некогда Путиным две недели, возможно, больше. Но киевляне услышат вражескую артиллерию, увидят вражеские танки, и, не исключено, будут прятаться от налетов вражеской авиации. Скорее всего, город падет. Детали, кстати, можно узнать в статье «Операция «Механический апельсин»», написанной кем-то под псевдонимом еще в 2008-м и опубликованной на сайте, где редакторствует бывший путинский политтехнолог Глеб Павловский. Там есть и оккупация Крыма, и создание «народных республик Донбасса».

Вопрос в том, как далеко пойдут захватчики, что получат тут в результате и как быстро все это закончится.

Мой собеседник, в прошлом десантник, а нынче инструктор на одной из баз одного из территориальных батальонов, — по его просьбе не называю ни места, ни названия, ни настоящего имени, — кажется, знает ответы на все вопросы, смотрит на все с большим чем я пессимизмом, хотя вот уж почти год занят полезным делом. Готовит «партизан». Людей, которые не едут сейчас в зону боевых действий, а готовятся встретить оккупантов в своих регионах, где-то и зайти с диверсионными целями на территорию РФ. В его маленькой комнате автоматы, ружья, макеты гранат и мин. Примостившиеся тут же ноутбук и собойки с едой кажутся инородными.

Тимур (назовем его так) в нескольких свитерах военного образца, невысокого роста, взъерошенные волосы, нервный. На полноценный разговор времени мало. Он то садится, то, вскакивая, кидается рисовать схемы на доске. В ходе разговора, вроде услышав шорох за дверью, затихая, бесшумно-быстро подкрадывается к ней и резко открывает. Никого.

— Вы поймите правильно, тут ведь достаточно просто зайти и гранату кинуть, и некоей части сопротивленцев уже лишились. Так что, я инкогнито. Не снимать, не называть.

Запад опять занят умиротворением агрессора, до нас им по сути никакого дела, а наша власть… Слова о том, что они заинтересованы в нашей защите и отпоре нападающему – иллюзия. Верхушка свалит за кордон, как только под ними станет горячо. Далеко ли зайдут русские? Думаю, что до Днепра. Пойдут с Черниговщины. Нафиг им та Галичина. Польша заберет и не подавится. Дескать, спасаем. Так что, все самим здесь придется. Не факт, что именно эта война уничтожит Россию в нынешнем виде, но мы должны делать для этого все возможное.

Тимур делает. По его словам, набираются группы из разных регионов Украины. В течение недели их усиленно обучают подрывному делу и навыкам диверсионной работы. Люди возвращаются домой, развивают знания сами и обучают всему, что уже знают, земляков. Инструктор говорит, что для боевой группы достаточно 3-6 человек местных. Они знают, где какие мосты, где какие дороги, где какие склады. Такие курсы ведутся уже с весны прошлого года. Занимается этим, понятно, далеко не только мой собеседник.

— В случае нападения, где они возьмут оружие, как узнают о начале совместных действий, как будут координировать работу?

О старте и координации…Будет дан условный сигнал по радио, телевидению, интернету, в зависимости от того, что у нас к тому времени останется, но, поверьте, что заинтересованные люди не знать о нем просто не смогут. И, естественно, никаких деталей рассказать не могу. Враг не дремлет.

Сидел я, значит, в тепле, слушая, симпатичного одержимого мужчину. За окном блестел на солнце снег. Во дворе проходили «вышкил» молодые парни в разнообразном — кто на что собрал — камуфляже. Рыжий щенок обгладывал косточку. В родном Минске в это время встречались Порошенко, Меркель, Олланд, Путин. Дело шло к весне. Казалось, все как-то «разрулится». Не завтра, конечно, не через месяц, но «устаканится» более или менее. А еще по всей любимой Украине есть множество таких патриотов как Тимур.

Но потом было Дебальцево и хрупкие надежды на замораживание войны стали испаряться.

«Все шестнадцать – 200-е. Там мясорубка была адская», — это уже через несколько дней сообщат мне о неудачной попытке вырваться из окружения знакомых добровольцев из батальона, о котором я писал в прошлом октябре.

По профессиональной привычке полез в российские СМИ…

Какой мир, о чем мы? Они хотят нашей крови. Не только тех героев, что пытаются вырезать метастазы раковой опухоли на востоке страны. Нас всех. Ибо мы – не они, и не хотим ими быть. И с ними не хотим. Потому «Вперед, на Берлин!» — «Раздавим фашистскую гадину в ее логове» — «Уничтожить киевскую хунту».

Вот уже и реанимированные Янукович с Азаровым гундят о своей надежде вернуться.

Некуда деваться Путину, он не может сказать, что 18 марта (крымская речь) пошутил, это ва-банк…

Готовимся. И пусть я ошибусь.

Вадим Довнар, Новый регион

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Квіташвілі забрехався: 38 тис. 95 дол – рiчний хабар пересiчного лікаря

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Kvitashvili-Oleksandr1-500x298

 

38 тис 95 дол.! Рівно стільки в середньому бере хабарів на рік український лікар. Це заявив міністр охорони Олександр Квіташвілі.

Якщо чесно, то він це сказав дещо закамуфльованіше. «Пациенты украинских больниц вынуждены ежегодно платить врачам 8-10 млрд долларов», — ось ці його слова розтиражували днями майже всі українські ЗМІ.

Якщо просто жонглювати отими мільярдами, то вони виглядають «красиво». Але треба взяти калькулятор, і тоді слова міністра виглядають дещо інакше. Дивіться самі:  у країні близько 210 тис. лікарів.

Більш точно порахувати складно, бо у цій царині статистика дуже інертна.

Так ось, ділимо 8 млрд. дол. на 210 тис. лікарів і отримуємо 38 тис. 95 дол. Це середній хабарницький дохід на один лікарський халат. Якщо припустити, що у сільських лікарнях зубожілі аграрії засовують у кишені «послідовникам Гіпократа» дещо менше доларів, то логічно припустити, що у великих містах всякі там професори та доктори наук є мультимільйонерами.

Як і медсестри, які, певно, «колядують» на рік до 2 млрд. дол.

Маячня!!!

Міністр охорони здоров’я давно вже славиться звичкою піаритися. Мені не раз видавалося, що він бере цифри зі стелі, але роблячи ось цю заяву, ліва півкуля мозку Квіташвілі явно вступила в когнітивний дисонанс з правою, а фантазія міністра – з його логікою.

Яких  реформ варто чекати від міністра, який мочить відверту дурню?!

Орест Сохар, шеф-редактор «Обозревателя»