August 5th, 2014

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Тимошенко із донькою влаштувала шопінг на одній із найдорожчих вулиць у Берліні. Фото

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Tim-shoping1Перехожі були вражені, коли побачили чорний лімузин, який чекав на білявку, повідомляє sprotiv.org.

Екс-премʼєр Юлія Тимошенко разом із дочкою Євгенією влаштували прогулянку однією із найвідоміших вулиць Берліну. Тут розташовано дуже багато дорогих крамниць та крамничок. Світлина екс-премʼєрки із дочкою зʼявилася у німецькому Focus кілька днів тому.

Зауважимо, що перехожі були вражені, коли побачили чорний лімузин, що поблизу меморіальної церкви кайзера Вільгельма. Авто чекало на білявку у білій літній сукні. Разом із дочкою Євгенією Тимошенко вийшла вийшла із спортивної крамниці Nike Store на одній із найдорожчих берлінських вулиць.

Додамо, що колишня керівниця українського уряду досі відвідує берлінську клініку «Шаріте» через захворювання спини.

До речі, новина про шопінг Тимошенко була видалена на сайті ТСН каналу 1+1 Коломойского.

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Галицкий суд Львова принимает иски на… вес

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

Galich-sud1Львовская Фемида в лице Галицкого райсуда продолжает поражать своими чудачествами. Если, к примеру, в деле содержится много документов, то их не регистрируют, а… взвешивают и складывают в пачку как макулатуру.

И этими БЕСценными бумагами здешние мантиеносцы торгуют весьма успешно, продавая виртуальные товары («нужные» вердикты) за вполне реальные деньги.

Дело на … 810 грамм

О странностях Галицкого суда мы уже сообщали в июньской публикации: «Полковник запаса МВД Петр Беген требует… признать себя оборотнем?!». Тогда речь шла о бывшем страже порядка: он в 2014 году решил идентифицировать себя с безымянным оборотнем, квартирные злодеяния которого обнародовал журналист Валентин Ковальский в газете «Столичные новости» еще в 2007 году.

Сейчас в том же суде проходит слушание весьма забавного дела (№461/5213/14-ц): экс-полковник подал иск на журналиста (требуя признать в Бегене того самого газетного оборотня) и на пострадавшую Ольгу Масюк, у которой из-за квартирных махинаций того же самого Бегена отобрали право на жилье. Прикол еще в том, что сам Петр Иванович фигурирует в уголовном деле, возбужденном по жалобам Ольги Людвиковны, которая уже десять лет (!) воюет против львовского спрута, запустившего свои преступные щупальцы в систему правосудия славного града Льва.

По всему видать, галицкое «правосудие», пытается побыстрее «замять» уголовное дело против Бегена, а посему и приняло к рассмотрению его бредовый иск против Масюк. Т.е. уголовно наказуемое деяние перевели в плоскость гражданских отношений, попутно превратив ответчика в истца. А вот письменные обращения самой львовянки (с прилагающимися к ним документами) в канцелярии суда не зарегистрировали, а… взвесили как макулатуру во время школьного сбора?! Об этом красноречиво свидетельствует снимок гражданского дела № 2-129/08: оно касается жалобы Ольги Людвиковны на Петра Ивановича и его подставных лиц – членов семьи Жеребух. В суде его взвесили и написали черным по белому: вес – 810 грамм! Именно из-за этого дела, сфальсифицированного судьей Олегом Юркивым в пользу Бегена, пострадавшая и была незаконно лишена права на коммунальную квартиру (которую она приобрела вместе с дочерью).

Цирк продолжается

Как выяснилось, жилищные проблемы у Масюк начались еще в 2001 году, когда она решила (на свою голову!) купить квартиру со «счастливым» номером 13 в добротном кирпичном доме, построенном польской строительной фирмой «Люкс» на улице Снопкивской, 11. Это — престижный район центральной части Львова. Такие дома считаются элитными. Фирмы по недвижимости очень высоко оценивают их стоимость: квадратный метр стоит дороже, чем в советских постройках. Все комнаты изолированы, имеют балконы и выходят в коридор. Лестницы – из мраморных ступенек, есть большие полуподвалы и чердаки.

В былые времена в этой трехэтажке насчитывалось 24 комнаты-квартиры для одиноких женщин (работниц Главпочтампа), сегодня – намного меньше. А реальным хозяином всего многометрового «добра» является не кто иной, как почтенный Петр Иванович: именно через него местная власть «отмывает» здесь бюджетные деньги: они по документам «перечисляются» из городской казны якобы на капремонт старого дома, а на самом деле – рассовываются по карманам чиновников. Разумеется, и Бегена «в обиде» не оставляют: он уже не одну жилплощадь «отхапал» на себя (попутно сделав фиктивный развод с женой). К сожалению, многие жильцы даже не подозревают, что их многоквартирный дом – это уже одна (!) трехэтажная квартира с комнатами, владельцем которых числится бывший полковник МВД.

Об этих и других махинациях львовской власти общественность долгое время даже не подозревала. Но в один не очень прекрасный день Ольга Людвиковна вступила в спор со своими соседями – членами семьи Жеребух, которые с подачи Бегена помешали ей продать собственную «однокомнатку». В игру «включился» и судья Юркив, незаконно отобравший у Масюк права на жилье. А теперь пострадавшую львовянку добивает не менее «честная» Ирина Волоско – глава Галицкого райсуда, с помощью которой г-н Беген пытается еще раз обобрать Масюк (требуя возмещение материального и морального «ущерба» на 17 тысяч грн «с гаком»).

О том, как будут развиваться дальнейшие события, мы расскажем после очередных «судилищ», разыгранных такими замечательными «персонажами» как Беген, Юркив и Волоско: они, бедняги, находясь под пристальным вниманием общественности, продолжаются труситься, метаться и «соображать на троих»…

Оксана Спасиченко, Национальное бюро расследований Украины

nacburo, національне бюро розслідувань, нацбюро

Кредиты Нацбанка: порядок (не)возврата

Запись опубликована НАЦІОНАЛЬНЕ БЮРО РОЗСЛІДУВАНЬ УКРАЇНИ. Please leave any comments there.

vozvrat-dolgovВ Нацбанке озаботились качеством залогов по кредитам рефинансирования, которых им с начала кризиса выдано на общую сумму более 180 млрд грн. Скорость и механизмы выдачи таких займов часто не предусматривали должного контроля за предоставляемым банками взамен обеспечением, либо же в Нацбанке закрывали на качество залогов глаза. Причем ситуация развивалась одинаково как в «семейный», так и в «послемайданный» периоды управления Нацбанком: только при Соркине за страждущих от денежного голодания финансистов «замолвлял словечко» Михаил Гойхман, а при Кубиве — Андрей Иванчук.

В первом полугодии 2014-го объем предоставленного Национальным банком рефинансирования составил 120 млрд грн, что в 1,7 раза больше, чем за весь прошлый год. При этом выданные НБУ ссуды всегда делились на две части: стабилизационные кредиты, реально необходимые для спасения банков и возврата депозитов (которые НБУ выдавал не слишком охотно), а также «схемное» финансирование — по ставкам существенно ниже рыночных. Например, банкиры неоднократно обращали внимание на существование никому не понятной градации в ставках по кредитам НБУ. Мол, одни банки могли получать такие займы под 7–7,5% годовых, а другим регулятор выдавал деньги под 19% (2 учетных ставки НБУ до 5 июня с.г.), затем 14,25% (1,5 учетных ставки). После увеличения учетной ставки до 12,5% стоимость таких кредитов поднялась до 18,75%.

В условиях дефицита гривни и высоких ставок по вкладам населения, доступ к ресурсу НБУ стал главным конкурентным преимуществом ряда банков, которые одной рукой брали кредиты якобы на поддержание ликвидности и возврат вкладов населения, а другой — активно кредитовали своих клиентов, в то время как их конкуренты сворачивали финансовые программы. В качестве примеров могут быть названы «ПриватБанк», «Дельта Банк», «Финансовая инициатива», «ВиЭйБи Банк» и еще несколько финучреждений поменьше.

Многообразие форм кредитования со стороны НБУ, а также весьма «гибкий» подход к залогам под такие кредиты (рынку известны случаи договоров, где залог нужно было оформить уже после получения кредита в Нацбанке — естественно, его оформляли с нарушениями), вызвали внутри Нацбанка желание стандартизировать подходы к выданному ранее рефинансированию. В одном из своих недавних интервью глава НБУ Валерия Гонтарева рассказывала, что при анализе качества активов одного из банков, утративших платежеспособность, выяснилось, что предоставленных под залог рефинансирования активов с покрытием 0,25 (НБУ оценил 1 гривню кредита в 25 копеек при залоге) не хватило даже на половину суммы. Хотя в залоге были кредиты первой и второй категории, проводилась оценка активов, все было подтверждено документально…

Конечно, в этом случае можно пенять на «семейную» коррупцию, однако вопросы к качеству надзора (или нежеланию его осуществлять надлежащим образом) остаются и сейчас. Например, перед введением временной администрации в Еврогазбанк, который связывают с экс-председателем НАК «Нафтогаз» Алексеем Ивченко, менеджменту финучреждения дали возможность так переформатировать вклады своих клиентов, что из 1,9 млрд грн депозитов физлиц почти 1,7 млрд грн подлежат компенсации из Фонда гарантирования вкладов физлиц. На этом фоне идея госпожи Гонтаревой сделать публичной продажу ФГВФЛ активов проблемных банков вызывает, как минимум, улыбку. Ведь именно Фонд должен был не допустить схемного переформатирования депозитного портфеля, чтобы снизить нагрузку на бюджет.

Тем не менее, вместо работы над внутренними ошибками НБУ ужесточает условия работы для банков. В распоряжении журналистов оказался проект постановления Нацбанка, который устанавливает порядок реструктуризации выданных ранее НБУ кредитов и может в корне изменить подходы к выдаче новых кредитов рефинансирования. Существенные изменения претерпит и список оценщиков и аудиторов, заключение которых НБУ будет принимать для оценки предлагаемого залога.

Разработанный Нацбанком документ предполагает, что проведение реструктуризации осуществляется путем подписания нового кредитного договора, оценка активов по которому может осуществляться только шестью компаниями. В перечень избранных аудиторов по предложению НБУ вошли E&Y, PriceWaterhouseCoopers, KPMG, Deloitte Touche Tomazu, Colliers и DTZ. При этом предлагается установить следующие коэффициенты покрытия залога после его оценки: недвижимость — 0,7; ценные бумаги первого уровня листинга — 0,7; ипотечные кредиты с высоким качеством обслуживания долга — 0,5. Государственные ЦБ, валюта и гарантии правительств и банков-нерезидентов с рейтингом не ниже «А-» — 0,9.

После переоформления залога (и, очевидно, его доформирования) у банков будет немногим более трех лет для возврата всей задолженности. На протяжении 2014 года нужно будет вернуть регулятору не менее 5% всего долга, 2015 и 2016 годов — по 30%, на протяжении 2017-го — 35%. При этом погашение нужно производить помесячно.

Позитивным моментом для банков будет разве что процентная ставка, которую в НБУ предлагают определить на уровне учетной +1% и не корректировать. Это — пряник.

Далее — кнут. Оценщика имущества банка НБУ может определять самостоятельно.

После подписания договора о реструктуризации комбанк должен взять на себя обязательства по ограничению ряда операций. В частности, не распределять дивиденды. Прекратить выплату премий и бонусов, кроме непосредственной оплаты/вознаграждения за продажу банковских услуг. Не покупать основные средства, которые не предназначены для ведения банковской деятельности (такие ОС можно принимать на баланс вследствие реализации прав залогодержателя). Не осуществлять покупку ценных бумаг, кроме государственных и гарантированных государством (при этом возможна реализация прав залогодержателя).

Также банкам, согласившимся на реструктуризацию кредитов рефинансирования будет запрещено досрочно погашать свои облигации (выкупать их можно по цене не выше 90% от номинала), выдавать бланковые кредиты (кроме кредитования физлиц с предельной суммой 100 тыс. грн по ранее выданным займам и 50 тыс. грн — по новым кредитам, межбанковских кредитов овернайт и операций с банковскими картами).

Учитывая объемы ранее выданных кредитов, Нацбанк ставит банкиров в достаточно сложное положение. Например, Ощадбанку и «ПриватБанку» нужно будет вернуть регулятору за текущий и следующий годы по 7 млрд грн. «Дельта Банку» — около 4 млрд. грн. Платить придется даже рекордсмену по невозврату рефинансирования — банку «Надра» Дмитрия Фирташа — около 2,6 млрд грн. И «другу Кубива» Олегу Бахматюку — его «ВиЭйБи» и «Финансовой инициативе» придется вернуть около 4 млрд грн.

Суммы, учитывая серьезный отток средств из банковской системы, немалые. И рефинансировать их комбанкам придется в условиях закрытых внешних рынков, только привлекая новые вклады физлиц. «Это приведет к росту ставок на ресурсном рынке, — считает один из известных на финансовом рынке казначеев. — Кроме того, многие владельцы банков окажутся перед выбором — либо возвращать НБУ долги, либо банкротить свои финучреждения, так как подобные кредиты — особенно выданные по льготным ставкам — часто использовались для финансирования бизнеса собственников банков».

Не до конца понятна банкирам и схема с возвратом рефинансирования, которое не будет реструктуризировано. Например, по информации НБУ, с 2008 года было выдано стабкредитов на сумму 115 млрд грн. Из них 91,5 млрд грн — с 2008 по 2013 годы, а 23,6 млрд грн — в нынешнем году. При этом банки отдавали регулятору в залог в основном ипотеку, причем по завышенным ценам. Переоценка таких кредитов приведет к тому, что значительная часть рефинансирования окажется не обеспеченной залогами. «Если НБУ потребует вернуть такие кредиты, то это приведет либо к смерти части банков, либо к всплеску коррупции», — уверен один из авторитетных финансистов.

Хотя в целом идею возврата ранее выданных кредитов банкиры считают здравой. «Нужно добиться, чтобы банки замещали в своих пассивах деньги НБУ средствами клиентов, — уверен член совета ассоциации Украинский кредитно-банковский союз Ярослав Колесник. — Однако в данном случае НБУ предлагает слишком низкую ставку для использования таких кредитов — она должна быть не меньше 1,5 учетных ставок, чтобы банкиры были заинтересованы в замещении ресурсов НБУ и не было случаев использования стабилизационных кредитов для развития бизнеса».

Александр Дубинский